Подлинная картина

Высокий суд Лондона принял решение, что аукционный дом «Кристис» должен заплатить фонду «Аврора файн артс» больше 4,5 миллионов долларов за то, что они продали поддельную картину Кустодиева. В результате вынесенного постановления, сделка, заключенная в 2005 году, о приобретении картины «Одалиска», считается расторгнутой.Судья Ньюи выдал заключение, что все собранные документы и свидетельства четко указывают на то, что полотно с изображением обнаженной спящей женщины не является результатом работы знаменитого русского художника. «Предполагается, что «Одалиска» — это произведение другого неплохого художника, но точно не Кустодиева, — заявил представитель британского правосудия. — Поэтому, «Аврора» вполне может аннулировать сделку и получить выплаченные деньги обратно «.На полотне была найдена подпись «Б. Кустодиев — 919». А в каталоге проведённого аукциона ее описали как «идеальный пример видения творцом класса провинциальных торговцев». Когда лондонские торги «Кристис» в 2005 г. закончились, «Аврора» выплатила аукционному дому 2,7 млн. долларов. Также вас может заинтересовать Суржик Эдуард Николаевич об искустве, подробнее по ссылке.

Суд Лондона выдал постановление, что «Кристис» обязан вернуть фонду Вексельберга все средства за картину. Кроме того, покрыть расходы компании, размер которых составляет 1,4 млн. фунтов /2,2 млн. долларов/.Первый раз «Аврора» уведомила «Кристис» о сомнениях в подлинности полотна в конце осени 2006 года, — рассказал после заседания старший партнер фонда «Керман энд. Ко» Энди Керман, который представлял компанию в суде. – Сначала правительство фонда считало, что ситуацию можно будет разрешить без обращения в суд, а просто применить собственную процедуру «Кристис» по решению споров, но по странным причинам аукционный дом не захотел принимать участие в данном процессе». Еще бы где-то в Архангельск переехали, чтобы их не нашли.»Поэтому, летом фонд принял решение все-таки судиться с «Кристис», — добавил юрист. — После длительного разбирательства, в процессе которого суд выслушал невероятное количество свидетельств экспертов о подлинности, он вынес решение в пользу фонда. Судья вынес постановление, что прав был специалист из Государственного Русского музея, который считал, что работа не принадлежит Кустодиеву», — отметил он.