Наша коррупция легко приспосабливается к новым условиям, она изворотлива и мудра как сова на плече Матиоса

Проблема американских следователей, пытающихся разобраться в украинской коррупции заключается в том, что они исследуют «схемы» и «темы», которые наши коррупционеры давно уже не используют.

Наша коррупция – динамична, она легко приспосабливается к новым условиям, она изворотлива как уж и мудра как сова на плече Матиоса.

Читайте также: Победить олигархию можно только массовым движением, направленным против новых феодалов – Касьянов

Вот взять к примеру, генпрокуратуру и генпрокурора Луценко в частности. Ведь все вроде бы на виду – шикарный дом в дорогом пригороде, шикарные машины, шикарные квартиры в элитных домах на Леси Украинки, шикарная недвижимость в «Омеге», в оккупированном Крыму, дорогой отдых на Сейшелах.

И все это на зарплату госслужащего, которым Луценко всю жизнь был… А докопаться вроде бы и не до чего. Дом на тесте, которому бы двадцати жизней не хватило на такой дом, квартира в «Волне» на Леси – вообще под арестом и ее хозяином числится Александр Заяц, заместитель бывшего губернатора Киевской области Присяжнюка, ныне весьма нескромно и по дорогому проживающего в Венгрии.

Машины тоже оформлены на разных людей. Вроде бы все очевидно, не могло семейство Луценко заработать даже то, что мы перечислили и что находится на виду. Понятно, что НАБУ старается на эти очевидности не смотреть из политических соображений, чтобы можно было хоть как-то, но работать. Понятно, что американцы эту информацию складируют, чтобы использовать в нужный момент.

Читайте также: Золотые батоны – супероружие против коррупционеров

Но видят ли они дальше очевидных родственных связей? Скорее всего, нет. И зря. Потому что такие матерые граждане как, к примеру, Луценко прячут свои «активы» и оперируют с ними при помощи людей не засвеченных, проверенных и никак с «семьей» не связанных.

Источник

[an error occurred while processing the directive]