Крым. Два года спустя

Я всё равно должен был отправиться в Крым. Во-первых, увидеть свою маму, которая была воистину пророком и до прекращения жд сообщения с материком сумела навестить нашу семью. С тех пор мы не виделись. Во-вторых, я планировал взять несколько интервью с религиозными деятелями для книги «Религия на войне», у которой есть уже скелет да и пара-тройка мышц впридачу.

В Крым мы отправились рано утром, в 5.00. Всегда планируйте дальние поездки на такое время: вы не волк-дальнобойщик. Дороги до Умани ещё смахивали на дороги, а вот после неё и до Каланчака Херсонской области — претендуют на самые срамные слова.

Украинскую границу обычно проходят за час, российская менее предсказуема. Я это испытал на себе: поскольку я ехал на машине с «севастопольскими» номерами и сам юридически являюсь гражданином России (я физически не был в Крыму 3 года и, соответственно, не мог отказаться от гражданства РФ до 1 апреля), — а это запрещено российскими законами, — нас «завернули».

Фотосъёма на границе с Крымом запрещена

Мы пережили ночь в отеле и с утра появились у каланчакского нотариуса-монополиста, который за доверенность взял 500 гривен. Ему от нас пламенный привет. Дорога до Симферополя относительно культурная, в Симферополе — стабильно ужасна, но без выражений. Разумеется, её состояние серьёзно контрастирует с заявлениями «крымской» власти о полной модернизации жизни на полуострове. Дорога из Симферополя в Севастополь навеяла мне времена украинского доминирования — еду практически по автостраде. Кто, в частности, знает развязку на 5 км — Балаклава, тот меня поймёт. По приезду в сам Севастополь я обнаружил, в целом, приемлемые дороги, но размер и глубина-ширина тамошних ям повергла в ужас: «встреча» с этим оврагом будет стоить колесу травматологическое отделение. И то и морг.

Практически в тот же день вместе с моим лучшим другом мы отправились смотреть город.

Бизнес-патриотизм

По ходу прогулки друг мне рассказал о настроениях севастопольцев. Из разговоров с ним и другими знакомыми я понял, что в плане денег выиграли немногие, однако влиятельные группы людей — 1) силовики; 2) госслужащие; 3) опытные специалисты (друг занимается мебелью и получает в пересчёте на гривны до 15 тысяч) и 4) дипломированные специалисты.

Вот о последних и речь поведём. Другой мой лучший друг, который не был против «прихода Крыма в гавань», хирург, в украинские времена получал копейки. Сейчас его доходы серьёзно выросли: в частности, он смог себе позволить свежий VW Passat. Он его купил за 9 тысяч долларов (у нас он стоит от 13 — оцените разницу в цене и, соответственно, качестве жизни). Первый друг — обладатель салонного Ford Mondeo, купленного, по украинским меркам, за смешные деньги — 11 тисяч долларов.

По словам «хирурга», местные главврачи могут получать до 50 тысяч рублей (т.е. до 17 тысяч гривен). Моя тёща, медсестра в Жашковской областной больнице (Черкасск. обл.) получает 1 200 гривен. Вы, разумеется, можете сослаться на плачевную ситуацию в других федеральных округах России — этим любять забавляться, кстати, журналисты с ТСН. Но нюанс в том, что крымчан АБСОЛЮТНО НЕ ИНТЕРЕСУЮТ дела на российском континенте. Потому сравнительная база — только жизнь в Украине.

Центр города, Центральный рынок

Касательно настроений. До продуктовой и енергетической блокад крымчане были принципиально неудовлетворены качеством российской еды (преимущественно с Краснодарского края). Об этом говорит каждый второй.

Крымчан очень раздражали невыполненные обещания и падения повседневного качества жизни. Разумеется, где-то может быть и лучше, однако во многих домах не вывозят мусор, а местный бизнесмен-владелец микроавтобусов жаловался на увеличение поборов и снижение выручки ‘EBITDA’. Много нареканий и на телевидение: во всяком случае, программой передач всех 60 российских каналов, доступных в ТВ моей мамы, я чуть не поперхнулся. Спасал только канал Россия.Культура, где, на удивление, транслировали позапрошлогодний мюзикл Стинга The Last Ship. Это смягчило внезапный культурный инсульт.

После продуктовой блокады место украинской продукции заняли российские товары. Цены на хлеб, фрукты (преимущественно) и крупы — соразмерны с украинским. Космических масштабов достигают лишь цены на мясо (от 100 грн и выше за хорошее) и некоторую молочку (за Activia временами просили до 100 рублей — 30 грн; могу что-то упустить). С приходом российского продовольствия Украина потеряла одну с ниточек с Крымом. И ещё одну — при глупой и бессмысленной энергоблокаде. Кстати, внизу на фото — центр Севастополя, до сих пор экономящего на свете.

Энергоблокада никак не отразилась на силовых структурах: в окнах отделений полиции и судов всегда было светло. Однако, как говорила моя мама, множество семей отсутствие ээ повергало в шок из-за необходимости как-то ухаживать за детьми и вообще жить. При этом бензиновые и свечные делки сделали состояния на продаже своей продукции. Как мне сказал один человек, ежедневная выручка одной севастопольской заправки могла достигать 1 млн гривен.

На месте MsDonalds теперь продают исконно русскую еду

Относительная нормализация энергоснабжения принесла Киеву плохую новость: отношение к Украине сменилось с пренебрежительного на злобное. Это, кстати, нужно понимать всем сторонникам повторных референдумов, под чьим омофором они б не проходили.

Относительно светло у театра Луначарского

Акклиматизация

К счастью, в Севастополе мне удалось поговорить с представителями УГКЦ, УПЦ КП и местной баптистской общины. Лейтмотив таков: что бы там не предлагала Украина, религиозные общины Крыма и Севастополя практически полностью вошли в правовое поле России. Греко-католики в шаге от регистрации как «Католическая церковь византийского обряда» (ясно, что «УКГЦ», как и фашизм, «не пройдёт»). Баптисты и все мейнстримные протестанты уже практически, после прохождения религиоведческой экспертизы в Москве, получили статус юрлиц. Сложнее всего Киевскому патриархату: если он не пройдёт регистрацию, то у него отберут имущество и Кафедральный собор в Симфере в частности. К сожалению, представители Духовного управления мусульман Крыма отказались от интервью.

Вагончик на 5-м километре, где собираются греко-католики

На данный момент на полуострове нет конфликтов на религиозной почве. Только в связи с проявлением проукраинской позиции отдельных церквей и этническим фактором (я о крымских татарах). Однако лидер местной баптистской общины в интервью сказал, что всё же российское религиозное законодальство жёстче, нежели украинское.

Подведём итоги

Во всех отношениях Крым и Севастополь в частности институционально всё дальше уходит от Украины. Церкви перерегистрируются по российским законам, полуостров полностью освободился от вкусной и недорогой украинской еды, до 1 апреля все владельцы украинских номеров обязаны под угрозой штрафов перейти на российские. Телефонные СИМ-карты продаются только после унизительного переписывания продавцом ваших паспортных данных.

Об Украине здесь не напоминает ничего: впрочем, и российские стяги только на государственных учреждениях. Пройдёт немного времени, наладят поставки ээ, и полуостров станет абсолютно независим и от украинского света. Те немногие проукраинские активисты уже приспособились к status quo и мыслят категориями более реактивными, нежели проактивными. Деятельность ФСБ и печально известной крымской «фемиды» заставляют их выживать, а не быть субъектами. К этому стоит также прибавить абсолютно безалаберную политику Киева по отношению к возвращению Крыма. Ни аналога немецкого Minister fuer gesamtdeutsche Fragen, ни отдельного министерства по делам Крыма. Оттого 8 марта на обратном пути в Киев на украинской границе нас встречали погранцы «напідпитку». Действительно, какие угрозы в женский день?

Как в этом контексте проводить деоккупацию? На мой субъективный взгляд, надо сразу отбросить все варианты победоносных войн и ожидания лучшей жизни в самой Украине (эта давняя легенда гласит, что, как только уровень жизни станет выше, крымчане сами захотят обратно). Взять — и отбросить. Возможным вариантом мне видится усиление давление на РФ до того момента, когда ввиду санкций и центробежных политических процессов она не передаст Крым обратно Украине. Мечтательно? Иные варианты, если вы верите в возврат Крыма, выглядят ещё более чудесато.

В любом случае, нам нужно понимать, что деаншлюсу Крыма будут сопротивляться все те, кто уже третий год ощущает себя российским гражданином: пенсионеры, обеспеченные дипломированные специалисты, получавшие при Украине гроши, хомо чиновникус, военные и разного плана коллаборанты и активисты. И поверьте, это немалая группа.

Источник