Почему я не люблю Москву

Дорогие друзья, я должна сделать каминг-аут. Но только не по тому поводу, о котором вы подумали:). Хотя отношение к представителям моей категории граждан в остальной России примерно такое же, как и к сексуальным меньшинствам. Я — коренная москвичка. Я так же, как и мои родители, появилась на свет в Москве и прожила здесь большую часть своей жизни. «Земную жизнь, пройдя до половины» (ну, надеюсь, все же не до половины, и ее большая часть еще впереди), я поняла, что в Москве жить нельзя. Жизнь там входит в противоречие с реализацией базовых потребностей человека в безопасности, удобной, дружественной среде обитания, сохранении здоровья и душевного комфорта. Это противоречие ощущается везде: на улице, на дорогах, в транспорте, на работе, в общественных местах, в медицинских и образовательных учреждениях, в различных бюрократических инстанциях.

Я, конечно, это не сразу поняла, ведь не с чем было сравнивать. Наоборот, когда была маленькой, очень гордилась тем, что я москвичка и считала, что Москва — это самый лучший город мира, в котором очень почетно жить. Потом, когда стала старше (но не сильно умнее), я тоже считала, что мне очень повезло. Я видела, что многие люди из «провинции» мечтают закрепиться в Москве, а мне, мол, и так все это добро на совковой лопате жизнь поднесла 🙂

Читайте также: В России ты априори никто. Ты ежедневно чувствуешь свою ничтожность — журналистка

Конечно сейчас я вспоминаю обо всем этом с иронией. По большому счету, что хорошего было в моей московской жизни? Школа, считавшаяся лучшей в Хорошевском районе, сочетала в себе чудовищно низкий уровень образования по многим предметам и садистское отношение к детям (в основном со стороны директрисы — между прочим, очень титулованной дамы, которая еще в нулевые годы оставалась на своем месте). Достаточно сказать, что она могла совершенно спокойно, заставив ученика вынуть изо рта жвачку, засунуть ее ему в волосы или силой вытащить из ушей девочки сережки, разодрав ей кожу до крови. Естественно, что во времена СССР она изображала из себя фанатичную коммунистку, боровшуюся таким образом с «моральным разложением» учеников, а после краха СССР — уже успешно делала карьеру и деньги в новой «демократической» Москве.

Примерно в таких же или близких по духу школах училось и большинство моих знакомых «счастливцев-москвичей».

И вот закончились детство и университеты москвича и он «идет в люди», то есть работать. Не на завод, понятно:). Где я только не работала! В Госдуме, в исполкоме одной парламентской партии, в известнейшем пиар-агентстве, в раскрученной маркетинговой фирме. Работая в предвыборных кампаниях, в составе групп московских консультантов, объездила всю Россию от Владивостока до Мурманска (с заездом в Улан-Батор). И что я могу сказать? Практически у всех московских работодателей я встречала стандартный производственный набор: понты, туфта, пижонство, разводка, откат, распил, обман всех всеми. Типичная схема работы московского креаклеата (разных маркетинговых, рекламных и ПР-агентств): начальство за откат получает заказ от государственной или крупной коммерческой структуры и думает только о том, как бы его отработать с минимальными расходами, в том числе на персонал. А персонал думает, прежде всего, о том, как подсуетиться, чтобы в процессе реализации заказа что-нибудь «к рукам прилипло». Начальство пытается всячески экономить на сотрудниках, а сотрудники — всячески обмануть начальство. Представитель заказчика фактически ворует у своей компании (или государства), подрядчик — дурит заказчика. При этом — всюду лицемерие и ложь.

Приведу только один пример. Пиар-агентство, в котором я работала, многие годы жило за счет того, что важный дядька в Газпроме за откаты давал ему выгодные заказы. Причем, эти заказы были никому не нужны, кроме участников откатной схемы. Многие кандидаты в депутаты, которых фирма «консультировала» по такому контракту, не скрывали того, что не нуждаются в наших услугах. А некоторые просто отмахивались от нанятых для них Газпромом консультантов, как от назойливых мух. Но мы с маниакальным упорством приставали к «своим» кандидатам, ведь нужно было имитировать «консультации». Получалось почти как в известном анекдоте:
— Консультантов заказывали?
— Нет!
— Не еб…т, уплачено!

Читайте также: Украина-Россия: стратегия соседства

При этом писалась куча бессмысленных бумаг, проводились исследования, создавалась различная агитационная макулатура, по большей части способная, разве что, разозлить избирателей. Наши кандидаты, чаще всего имевшие решающую любые проблемы поддержку властей, несмотря на все усилия консультантов, все равно побеждали:). После чего сотрудники, включая хозяина фирмы, строили из себя крутых и незаменимых специалистов, в большинстве прекрасно понимая, что тупо сидят на откатно-распильных схемах (хотя находились и блаженные, воспринимавшие всю эту возню всерьез).

Конечно, в любой организации есть немало хороших людей и профессионалов, но и они вынуждены в той или иной степени участвовать в подобной клоунаде.

В других крупных российских городах похожая ситуация. Но в Москве эта тотальная профанация наиболее ярко выражена, доведена до абсурда.

Вся эта бесконечная суета, несмотря на то, что приносила деньги, которые конечно тут же тратились, не давала главного — творческого удовлетворения. В конечном итоге она приносила ощущение бессмысленности и пустоты жизни. Бесконечный бег на месте изматывал и опустошал. До и после работы — безумие пробок или ад метро. В середине — бессмысленная и пустая нервотрепка в офисе. И все это в обстановке общего недружелюбия, периодически переходящего в агрессию, дороговизны, ужасной экологии, низкого уровня безопасности, проблем с решением простейших бытовых вопросов, бюрократического геморроя в инстанциях. А кругом — «дорогие москвичи и гости столицы»: напряженные, вечно торопящиеся, измотанные гонкой за успехом или борьбой за существование, выходящие на улицу, как боксеры на ринг, готовые в любой момент к обороне и нападению.

Особенно все эти проблемы стали угнетать после рождения первого ребенка.

Справедливости ради должна оговориться. У меня был позитивный опыт работы в профессиональном дружественном коллективе с адекватным начальством в отделе конференций газеты Ведомости, который занимался вполне прозрачным и реальным делом. Это лучшая в России деловая газета — конечно исключение из правил. Мне пришлось уволиться оттуда из-за переезда в Германию. На момент эмиграции меня работа устраивала, но нежелание дальше жить в этом городе было сильнее.

Даже когда я приезжала в родной город мужа Нижний Новгород — отдыхала душой, напряжение ослабевало и можно было балдеть от того, что видишь в центре города. Меньше людей, машин, толкучки, агрессии, лучше продукты, не говоря уже о природе: Откосе, Волге.

Читайте также: В Украине есть российские эмигранты, за которых мне стыдно — журналистка

В какой-то момент мы поняли, что так жить нельзя. И уехали. Когда в первый раз после года с небольшим в Германии прилетела в Москву, тоска охватила уже в аэропорту. Какой же уродливый, неудобный для жизни, агрессивный город думала я, глядя из машины на бесконечный индустриальный пейзаж, по дороге из Шереметьево. Ну, конечно, есть в Москве и симпатичные места, но в них живет ничтожное меньшинство многомиллионной массы жителей города. Да и этим счастливцам периодически приходится выдвигаться на своих тарантасах по бесконечным московским пробкам в другие, по большей части, кошмарные районы.

В общем, в Москве жить нельзя — это мое твердое убеждение. Отказываюсь от гордого звания москвички, хочу и дальше жить в экологически чистом, спокойном и дружелюбном месте.

Источник