Почему люстрация была невозможной в России

Очень часто высказывается мнение, что многие беды современной России связаны с тем, что при Ельцине не удалось провести люстрацию. Дескать, в послевоенной Германии была проведена полномасштабная люстрация и денацификация, а в России — всего лишь робкая попытка декоммунизации, но без люстрации. И вот поэтому, мол, бывшей партноменклатуре удалось остаться у власти, перекрасившись сначала в демократов, а потом в патриотов, националистов, державников.

Это, в общем-то, правильная точка зрения, кроме одной важной детали: Люстрация была абсолютно невозможной в посткоммунистической России.

А причина в том, что, в отличие от Германии, РФ была империей, находившейся на стадии постепенного распада. Кремлю было не до люстраций, нужно было сохранить территориальную монолитность страны. К сожалению, сейчас многие об этом забывают.

Представьте себе: Россия расползается по швам, а вы, вместо укрепления народного единства, начинаете делить общество на «своих» и «врагов». Это во много раз ускорило бы распад страны.

Когда Татарстан решил провести референдум о суверенитете в марте 1992 года, республика подверглась беспрецедентному нажиму со стороны центра. Ельцин выступил с 9-минутной речью по ТВ, предрекая «кровопролитие» в результате этого народного волеизъявления.

А Конституционный суд РФ признал референдум незаконным. В других регионах началась «цепная реакция» аналогичных шагов в сторону большей автономии или даже независимости.

В Сибири и на Дальнем Востоке местные газеты всерьёз обсуждали будущее государственное устройство независимой Дальневосточной Республики. Свердловская область провозгласила себя Уральской Республикой. Начался «парад суверенитетов». Регионы вводили в обращение суррогаты денежных единиц в виде талонов, шли разговоры о выдаче местных паспортов и т.п.

В такой ситуации, проведение люстрации было утопией. Оно лишь добавило бы элемент нестабильности в условиях начавшегося распада империи. Именно по причине «ползучей децентрализации,» кремлёвской элите понадобилось привести к власти человека, который мог бы остановить процесс дезинтеграции империи. Выбор пал на Путина, хотя любой другой человек на посту президента был бы вынужден «закручивать гайки» с целью предотвращения распада страны.

Источник