Достоверность как критерий в практике оценивания политической коррупции

Достоверность затрагивает вопрос о том, на самом ли деле наши данные измеряют так, как мы утверждаем. Концепции сами по себе не существуют в реальном мире, они удобны для катетеризации объектов или событий, описания признаков, которые, как мы считаем, разделяются объектом. Таким образом, наши практические измерения никогда не могут превзойти наши предположения, и потому литература относительно «измерения» в большом количестве или учит измерению дополнительно, или призывает проводить измерение, что не имеет под собой ни одной теоретической почвы.

Все новости России и мира на одном сайте по ссылке.

Как объяснял Э. Бабъе, мы можем оценить достоверность измерения несколькими способами. Владеем ли мы правдивой достоверностью (face validity)? Нас также интересует, свойственна ли этому индексу валидность по критерию (criterion — related validity) или прогнозируемая достоверность (predictive validity), то есть можем ли мы предусмотреть изменения в других переменных, которые, как утверждает теория, касаются нашей концепции. Например, статистическое измерение коррупции может быть основанием для предоставления кредитных оценок кредиторами разных правительств. Когда мы соотносим измерение других переменных с уже имеющимся знанием о факторах, что мы измеряем, это называется конструктивной достоверностью (construct validity), то есть оценкой степени соответствия структуры системы достижению ее конечных целей.

Например, мы ожидаем экстенсивную коррупцию там, где институты оказывают услуги низкого качества. Измерение с содержательной достоверностью (content validity) хорошо работает в условиях разнообразных проявлений концепции: рейтинги коррупции должны отображать участок размещения всех основных переменных коррупции, а не лишь одного или нескольких факторов. И наконец, концепция, которую мы предлагаем, должна владеть достоверностью референтной группы (reference — group validity), то есть достоверностью оценивания, что осуществляется людьми с экстенсивными знаниями того, что мы хотим измерять. Это имеет особенное значение, поскольку часто измерение коррупции формируется на основе суждений экспертов и представителей международного бизнеса.