«ИРАКЛИЙ ХОТЯ И БЫЛ ПО ПРОИСХОЖДЕНИЮ ГРУЗИНОМ, ГОВОРИЛ ПО-УКРАИНСКИ: «ПИШАЮСЯ ТИМ, ЩО ЖИВУ В УКРАЇНІ І Є ГРОМАДЯНИНОМ ЦІЄЇ КРАЇНИ»

В субботу в Харьковской области неподалеку от города Изюм похоронили 21-летнего бойца 93-й бригады, который под Иловайском угнал российский танк.«Какое перемирие, если продолжают гибнуть наши бойцы? Причем самые лучшие!» — эти слова я слышала от всех, с кем говорила в эти дни. 9 декабря в районе Донецкого аэропорта на противотанковой мине подорвался БМП. Четверо получили серьезные ранения. Трое были контужены и в первые дни к врачам не обращались. Двое бойцов погибли на месте.

В минувшую субботу в Харьковской области похоронили одного из погибших — 21-летнего Ираклия Кутелия, позывной которого был Кацо. В этот же день в Цюрупинске Херсонской области попрощались с Алексеем Болдыревым. За неделю до гибели он написал на своей странице несколько предложений, которые перепостили очень многие: «Так часто стала звучать фраза «Люди устали от войны»… Дорогие люди, отдохните. Мы не устали и защитим ваш отдых. Для вас войны нет, но вы все равно устали от нее… Не переживайте! Здесь, где войны нет, мы, идиоты, которые могли откупиться или свалить в другую страну, защитим ваш отдых. Мы не умеем уставать. И не нужно париться о пацанах, которые здесь! Вы ведь не просили вас защищать. Вы вообще не понимаете, за кого мы здесь воюем. Но это не важно. Вы ведь устали. Отдыхайте».

Оба, без отдыха и жалоб, защищали нас с вами больше года. Теперь отдохнут…

Когда Ираклий решил идти защищать Украину, ему было всего 19 лет

«К ФЕВРАЛЮ-МАРТУ БУДУ С ВОЙНОЙ ЗАКАНЧИВАТЬ»

Об этом бойце я слышала раньше. Его кандидатуру сослуживцы и волонтеры подавали на получение негосударственной награды «Народный герой Украины». Уже готовились документы, как внезапно пришло сообщение: в районе Донецкого аэропорта погибли двое бойцов. Одним из них как раз был номинант на награду Ираклий Кутелия. А ведь он со дня на день должен был покинуть передний край зоны АТО. Две недели назад он приехал в расположение после лечения в госпитале. И привез документы, согласно которым его должны были перевести в штаб бригады.

— У меня было очень сильное ощущение, что Ираклия нужно определить в более спокойное место, чтобы он больше не искушал судьбу, не ходил под пулями, — говорит известный днепропетровский волонтер, руководитель организации «Армия волонтеров Днепр» Юлия Сегеда. — Он и так чудом выжил в Иловайском котле, в недельном плену. Его и других наших бойцов удалось вернуть, благодаря обмену пленными. Ика был весь посечен осколками. В госпитале большинство из них достали. Но в голове несколько оставалось. Месяца два назад они стали беспокоить Ику, начали двигаться под кожей. Это значило, что пришло время их удалить. И во время лечения удалось убедить Кацо перевестись в более спокойное место. Вот только не успели это сделать, не уберегли мальчика…

Юля захлебывается слезами. Они не дают ей говорить. С трудом давался разговор и замполиту батальона Евгению Иванову.

— Действительно, Ираклию оставалось пробыть в Опытном дня два, — добавляет мужчина. — Он, уже готовясь к переводу, все равно был со своим подразделением, выполнял все приказы, дежурил, где надо. Не отсиживался в укрытиях. В тот день, 9 декабря, мы услышали рокот выезжающей с вражеской стороны тяжелой техники. Нужно было срочно перегнать нашу «броню», чтобы в случае обстрела она не была уничтожена. Весь расчет быстро запрыгнул на БМП. Но дорога, по которой мы ездили каждый день по несколько раз, оказалась заминированной.

— Отслужив 18 месяцев на передовой, Ика уже хотел «завязать» с войной, — рассказывает сослуживец Ираклия Ярослав. — Не раз говорил об этом. Не так давно Ираклий узнал, что у него родилась дочь. «Я уже отец, — признался мне однажды. — Хочу растить своего ребенка. Поэтому, наверное, к февралю-марту с войной буду заканчивать»…

Ираклий по происхождению грузин, но он с двух лет живет в Украине, является гражданином нашей страны, чем искренне гордился.

— Ика говорил по-русски, но когда речь заходила о том, почему он пошел воевать, тут же переходил на украинский: «Я пишаюся тим, що українець!» — добавляет Ярослав. — Вся наша бригада знала, что Ика отлично готовит и балует свое подразделение необычными блюдами. Но мне не довелось попробовать ничего из того, что он готовил. Не успевал. Ика мне обещал: вот встретимся на «гражданке», я тебя покормлю…

— Благодаря Ике мы попробовали традиционное татарское блюдо бешбармак — его он делал чаще всего, — говорит Евгений Иванов. — Остальных названий не помню. Но Ика специально просил передать из дому традиционные грузинские приправы. Украинские блюда у него тоже получались исключительно вкусными.

— А собраться его друзьям довелось уже, чтобы похоронить Кацо, — сквозь слезы произносит Юлия Сегеда. — Было очень много сослуживцев Ики… У меня в ушах до сих пор звучат слова отца Ираклия. Когда я заверила его, что будем поддерживать, помогать, ведь семья живет в старом доме, требующем ремонта, он мне ответил: «Мне ничего не надо. Главное — сделать на кладбище небольшой склеп, как это положено по нашим грузинским обычаям. Это будет последний дом моего сына».

«РОДИТЕЛИ УВОЗИЛИ НАС ОТ ГРУЗИНСКОЙ ВОЙНЫ, А ПОЛУЧИЛОСЬ, ЧТО ПРИВЕЗЛИ ИРАКЛИЯ НА ДРУГУЮ»

— Наша семья переехала в Украину в 1991 году, — рассказывает родная сестра Ираклия Моника. — Ике тогда было всего два года. Почему в Харьковскую область? Да потому что здесь, в Первомайском районе, уже жил брат нашего отца. Мы все здесь закончили школу, брат поступил в училище. Когда начались военные действия, сам пошел в военкомат, не сомневаясь, подписал контракт. Провожали его на службу человек сто. Он же очень общительный был, веселый. Никто даже представить не мог, что все так закончится…

После боев под Иловайском и лечения брат несколько недель побыл дома. Он хорошо держался, не падал духом. Но по ночам его мучили кошмары. Мне Ика многое рассказывал о войне. Но всегда добавлял: главное, маме и отцу не говори, где я нахожусь и что со мной происходит.

— Вы часто созванивались?

— В основном, я ему звонила. Говорила с ним шестого или седьмого декабря. Планировали увидеться 25 декабря, чтобы отпраздновать мой день рождения и его племянницы. Обычно Ика прощался первым: «Все, малая, давай. Позже позвоню. Я уже занят». И отключался. А в этот раз он как-будто недоговорил… «Ну, ладно», — сказала я и нажала отбой. Девятого числа днем хотела набрать брата. Но что-то меня отвлекло, закрутилась по дому. А вечером мне позвонил Икин друг… На похоронах ребята, которые воевали вместе с нашим Ираклием, так хорошо о нем говорили, называли его руки золотыми, ведь он был хорошим механиком, помогал чинить технику.

Знаете, у наших родителей было четверо детей, — после паузы добавляет Моника. — Один наш брат умер, когда ему было всего два месяца. Ику и нас с сестрой увозили от одной войны. А получилось, что привезли Ираклия на другую войну.

— У вашего брата осталась маленькая дочка…

— Для нас всех это большое утешение. Настя — мама малышки — крестила моего ребенка. Ика недолго встречался с Настей. Знаете, молодой, горячий… Сегодня ему нравится одна девушка, завтра он уже женится на другой. Ика и Настя решили сделать паузу в отношениях. Случайно встретились год назад 4 января… И получилась Каринка. Ика, узнав о рождении дочери, был счастлив. Ребята, которые были рядом с ним в тот момент, когда ему позвонили с этой новостью, говорят, он прыгал от счастья. Увы, так получилось, что брат ни разу не видел малышку… Наша мама очень хочет, чтобы Настя с малышкой переехала жить из соседнего села в наше, готова нянчить внучку… Наверное, так ей было бы легче перенести потерю сына.

В этом доме с 1991 года живет семья Ираклия. Волонтеры решили помочь родителям погибшего героя сделать ремонт и собирают для этого средства

«НЕ ПЫТАЙТЕ НАС ЗАПАХОМ БОРЩА»

— Ика был в батальоне пулеметчиком, — рассказывает Ярослав. — Он был очень позитивным человеком. Никогда не жаловался, не ныл. Не хватает чего-то? Найдем выход, что-то придумаем — такой была его позиция.

— В Иловайском котле у Ики отобрали все документы, — продолжает Юлия Сегеда. — Так он вернулся после лечения в батальон без военного билета. Я, занимаясь восстановлением его документов, долгое время не могла познакомиться с самим Ираклием, хотя регулярно приезжала в подразделение. И вот в один из таких визитов меня попросили подвезти бойца. Уже в пути выяснилось, что это тот самый разыскиваемый мною Ика. Мы проговорили с ним всю дорогу до Днепропетровска. Он рассказывал о войне и боях так, что я одновременно и плакала, и смеялась. Тогда он и объяснил, что на самом деле не повар в батальоне, как считали многие, а просто любит готовить. Его учила мама. Запомнила тогда его слова: «С удовольствием становлюсь к плите или развожу костер, ведь готовлю для своей семьи. Все бойцы стали мне братьями». А я вспомнила историю, которую мне пересказывали побратимы Ики, описывая, какими вкусными блюдами кормил их Кацо. Когда бригада находилась на границе Луганской области с Россией, сепарский блокпост находился так близко, что они молили: «Не пытайте нас запахом борща!» А уставшие бойцы, возвращавшиеся после разведки, ускоряли шаг, когда слышали запахи кухни.

Рассказ о том, как боец угнал российский танк, в подразделении уже стал легендой.

— Ика еще на полигоне, до выезда в зону АТО, научился водить БМП, — рассказывает Ярослав. — И даже несколько месяцев прослужил как водитель-механик. Когда к подразделению прикомандировали несколько танковых расчетов, Ика тут же стал учиться управлять танком. Любопытным был. Интересовался всем: а вдруг пригодится в жизни? Под Иловайском и пригодилось. Еще до страшных событий при выходе из котла украинцам удалось остановить три танка. Два загорелись, а из третьего экипаж выскочил и сбежал. Ика сразу предположил, что танк остался на ходу. Забрался внутрь, завел махину и погнал ее к своим позициям. Так как это была 72-ка, которой нет на вооружении украинской армии, по танку даже выстрелили из ПТУРа. Но, к счастью, снаряд пролетел мимо. Ика тут же выпрыгнул из башни с криком: «Свои!» Этот танк недолго, но повоевал на нашей стороне. Даже разгромил несколько вражеских позиций. Махину пришлось оставить там, в котле, при выходе…

Ярослав замолкает. Ему сложно говорить о побратиме в прошедшем времени.

— БМП, в котором находились Кацо и Малыш, подорвалась на двух противотанковых минах, — продолжает Ярослав. — Взрыв был настолько мощный, что мы его услышали, находясь в шестистах метрах от места трагедии. Если бы я знал, что Ика погибнет, записывал бы каждое сказанное им слово…

БМП, который бойцы 93-й бригады перегоняли в другое место 9 декабря и который подорвался на мине. В результате Кацо и Малыш погибли, четверо воинов серьезно ранены, еще трое контужены

— К сожалению, Ика не был отмечен при жизни государственными наградами, хотя отличался и мужеством, и патриотизмом, воевал отчаянно и смело, — добавляет Юлия Сегеда. — Скажу больше — за полтора года войны он не получил даже удостоверения участника боевых действий. Уже занимаемся тем, чтобы родители получили такой документ и все положенные выплаты, могли пользоваться льготами.

Для желающих поддержать семью Ираклия Кутелия :
карта ПриватБанка 4627 0812 0452 8702. Она открыта на имя сестры Ики Моники Рубеновны Колыхановой.

Виолетта Киртока, «Факты», специально для «Цензор.НЕТ»

Источник